Новые поступления сентябрь 2018

Новые поступления сентябрь 2018

 

  

Книга на немецком языке. Schipperges H. Rudolf Virchow. Гамбург, 1994. Бумага, печать типографская. 19,0 х 11,5 см. 160 с. 

Монография Генриха Шиппергеса (1918-2003), доктора медицинских наук (1951), доктора философских наук (1952), в 1961-1986 гг. заведующего кафедрой истории медицины в Гейдельбергском университете, автора 60 книг и более 800 статей, посвящена выдающемуся ученому Р. Вирхову.

Книга рассказывает о жизненном пути Рудольфа Вирхова (1821-1902) - пионера современной медицины, основателя целлюлярной (клеточной) патологии, установившего новые стандарты в исследованиях воспалений и опухолей, известного также как антрополога, этнографа, археолога. Кроме того, члена прусского ландтага и германского рейхстага, участника важных социальных реформ своего времени и оппонента О. фон Бисмарка. 

 

 

Фотокопия. Посещение Р. Вирховым Городской барачной в память С.П. Боткина больницы. Санкт-Петербург, август, 1892 г. Фотобумага.11,2 х 14,4 см. 

Рудольф Вирхов имел тесные связи с отечественной медицинской наукой: являлся членом Русского хирургического общества Пирогова с 1890 года, активно полемизировал с коллегами на страницах российских периодических изданий во второй половине XIX в., а в августе 1892 года посетил столицу Российской империи - Санкт-Петербург.

Александровской городской барачной больнице после смерти С.П. Боткина в 1889 году было присвоено его имя, с которым были связаны успехи в ее работе. С.П. Боткин, вкладывая также и собственные средства в усовершенствование работы лаборатории и пополнение библиотеки, смог привлечь к работе выдающихся ученых-медиков, наладить сбор статистических сведений о больных.

Больница, получившая впоследствии прозвище «боткинских бараков», являлась носителем передовых идей своего времени и с гордостью была включена в маршрут путешествия Рудольфа Вирхова по северной столице. 

 

 

Повязка ватно-марлевая стерильная для оказания первой помощи. Великобритания, 1939-1945 гг. 6,2 х 15,0 см. 

Всемирно известная компания Johnson&Johnson была основана в 1886 году в США, и к настоящему времени занимает лидирующее положение на рынке фармацевтической промышленности.

Данный музейный предмет был выполнен специально для Великобритании, о чем говорят надписи: «Johnson&Johnson Britain Limited» и «H. M. Government» (His Majesty's Government – Правительство Его Величества). Повязка состоит из ваты, обернутой марлей с бинтами-фиксаторами, упаковка снабжена инструкцией по применению. Использовалась в Великобритании во время Второй мировой войны среди гражданского населения, также входила в комплекты военных аптечек первой помощи.

 

 

Раствор морфина тартрата. США, 1939-1945 гг. 8,5 х 1,5 х 1.5 см.

Морфин впервые был выделен немецким ученым Фридрихом Сертюрнером (1783-1841) в 1804 году из опия, однако широкое распространения получил после изобретения инъекционной иглы в 1853 г., позволяющей впрыскивать морфин в кровь, минуя пищеварительный тракт, и активно использовался в качестве обезболивающего, в первую очередь, во время боевых действий. В Европе основные вспышки морфинизма пришлись на Крымскую (1853-1856 гг.) и Франко-Прусскую (1870-1871 гг.) войны. Что касается США, то после окончания Гражданской войны (1861-1865 гг.) морфиновая зависимость была диагностирована более чем у 400 тыс. человек.

Во время Первой мировой войны также возникла потребность в сильном обезболивающем препарате, и снова широкое распространение получил морфин. Хотя исследований о зависимости от препарата не проводилось, существует предположение, что морфинизм был распространен также, как и во время Гражданской войны в США.

В межвоенный период американская компания «E. R. Squibb & Sons, New York» начала разработку специального шприца-тюбика, сиретты (англ. syrette), для одноразового введения раствора морфина, запатентовав его в октябре 1940 г. Изобретение практически сразу начало поставляться в американскую армию.

Сиретта представляет собой герметичный металлический тюбик, содержащий морфин тартрат, и металлическую иглу для подкожных инъекций с петлей, предназначенной для прокола тюбика. После лекарство вводилось пациенту при помощи стерильной иглы при сжатии тюбика. 

Медицинский персонал был не только проинструктирован о последствиях и показаниях к применению морфина, но также выявлял следующие противопоказания к употреблению обезболивающего: боль в животе (по неизвестной причине), потеря памяти и травмы головы, замедленное дыхание (менее 12 вздохов в минуту), доза морфина, вводимая в течение последних двух часов, предстоящая хирургическая операция. Чтобы избежать ошибок, фронтовые медики зачастую после введения морфина прикрепляли использованную сиретту к одежде солдата, прежде чем эвакуировать его.

Компания «E. R. Squibb & Sons» выпускала несколько вариантов дозировки раствора морфина тартрата, однако самым популярным из них был, без сомнения, номер № 9115700. Это отдельный тюбик морфина, который можно было найти в каждом пакете первой помощи. Лекарство состояло из небольшой желто-красной картонной коробки, внутри которой находилась сиретта. 

 

  

Бинты марлевые гигроскопические стерилизованные. СССР, г. Ленинград, 1924-1927 гг. Длина — 13,8 см, диаметр — 3,8 см. 

Бинты марлевые гигроскопические стерилизованные производства Ленинградского Губмедснабторга, организованного в 1921 году, объединившим аптечную сеть Петрограда (Ленинграда) и прилегающую к нему губернию (с 1927 года область) и располагавшегося по адресу ул. Гоголя, 11 (ныне Малая Морская улица). Примечательно, что до октябрьских событий 1917 года в этом здании находился торговый дом «Штоль и Шмитъ», удостоенный в 1899 году звание Поставщика Его Императорского Величества. Фирма специализировалась на продаже аптекарских и москательных товаров (т. е. предметов бытовой химии). 28 декабря 1918 года был подписан декрет «О национализации аптек», согласно которому все аптеки и аптечные учреждения со складами, лабораториями, инвентарем и принадлежностями переходили под контроль государства. К началу 1920-х годов в Петрограде насчитывалось порядка 150 аптек.